Джон Уэбстер. Всем тяжбам тяжба, или когда судится женщина, сам черт ей не брат



Достославнейшему и совершенному
во всех отношениях джентльмену,
сэру Томасу Финчу {1}, баронету.

Сэр, пусть Вам не покажется странным, что я ищу Вашего покровительства. Все, на чем лежит печать нравственного, жаждет оказаться под сенью самой нравственности; не думайте, что этим я льщу Вам (лесть мне ненавистна), просто хочу отдать должное Вашим бесспорным добродетелям. Я уже имел честь показывать Вам некоторые мои сочинения, как-то: "Белый дьявол", "Герцогиня Мальфи", "Маска" {2} и другие; смиренно вручаю сей труд, который, надеюсь, целуя Вам руки, заслужит Ваше благоволение. Не сомневаюсь, что заслужит, достаточно вспомнить величайшего из Цезарей {3}, легкая рука которого благословляла и более скромные произведения, нежели это. Кроме того, считай я его недостойным, я бы не осмелился просить для него столь достойного покровительства. Зная, что Вы сама доброта, не только не сомневаюсь в счастливом исходе, но пребываю в совершенной уверенности, что выбор мой как нельзя более удачен. В ожидании любезности, которую Вы мне оказываете, остаюсь навечно
покорный слуга Вашей милости
Джон Уэбстер

Искушенному читателю {4}.

Соглашаясь с Горацием, что Sapientia prima, stultitia caruisse {5}, я нахожу, что в сочинениях подобного рода я свободен от пороков, проистекающих из невежества, и, надеюсь, это вполне подтвердит данная пьеса. Вот почему я адресую ее главным образом тебе, искушенный читатель, хотя Locus est, et pluribus umbris {6}, так что все прочие, пускай незваные, - вольны занять соседние места и прочесть ее. Однако же последним, предложи им даже самую возвышенную музыку, она доставит им не больше наслаждения, чем auriculas citherae collecta sorde dolentes {7}.
Я вовсе не жажду услышать похвалу в свой адрес, ибо я настолько далек от довольства собой, что не дал ходу многочисленным хвалебным стихам моих друзей {8}, стихам, которые, явившись непрошенными, словно напрашивались оказать мне услугу, предварив собою это произведение.
Признаться, изящность сей пьесы во многом достигнута благодаря д_е_й_с_т_в_и_ю, и, однако, никакое действие не способно явить нам изящество, ежели благородство языка и изобретательное построение сцен не образуют с ним совершенной гармонии.
Когда я в этом не преуспел, ты, полюбивший другие мои сочинения, вправе взыскивать с меня, ознакомившись с настоящей пьесой, по всей строгости. Что до прочей публики, то Non ego ventosae plebis suffragia venor {9}.


далее: ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА >>

Джон Уэбстер. Всем тяжбам тяжба, или когда судится женщина, сам черт ей не брат
   ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
   ДЕЙСТВИЕ I
   СЦЕНА 2
   ДЕЙСТВИЕ II
   СЦEHА 2
   СЦЕНА 3
   СЦЕНА 4
   ДЕЙСТВИЕ III
   СЦEHА 2
   СЦЕНА 3
   ДЕЙСТВИЕ IV
   СЦEHA 2
   ДЕЙСТВИЕ V
   СЦEНА 2
   СЦЕНА 3
   СЦЕНА 4
   СЦЕНА 5
   КОММЕНТАРИИ
   КОММЕНТАРИИ